Стулья для дворца 

Принципы и правила работы с контрактной системой для обеспечения государственных и муниципальных нужд

 

            Меньше года прошло с момента вступления в силу основных положений Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», иногда именуемого законом о федеральной контрактной системе.  Именно этот нормативный акт очертил контуры новой системы закупок товаров и услуг. Новой, разумеется, по сравнению с той, которая устанавливалась без преувеличения «знаменитейшим» законом № 94 и которую называли системой госзакупок.  Поскольку государственные и муниципальные учреждения явно не могут обойтись без  мебели, то все эти изменения должны были отразиться и  на характере поставок для госнужд.  «Уральский мебельщик» решил подвести промежуточные итоги перехода на контрактную систему в сфере закупок  мебели, а заодно и еще раз напомнить об ее  основных принципах и особенностях.

 

Купить как все

            Для начала — небольшой экскурс в прошлое. На момент своего появления (в 2005 году) 94 закон считался достаточно прогрессивным, и большей частью экспертов оценивался весьма высоко. Дело в том, что впервые под процесс приобретения разнородных товаров и услуг государственными и муниципальными органами была подведена единая и четкая функциональная основа. Разумеется, со временем закон обрастал поправками, текст становился все более недоступным для понимания простых смертных. Однако «процесс шел», заказчики заказывали, поставщики поставляли, и все вместе искали способы обхода строгих норм. Тем не менее, три принципиальных положения закона о госзакупках оставались незыблемыми.

            Первое положение состояло в том, что 94 закон не делал никаких различий между предметами государственных заказов. Шла ли речь о приобретении канцелярских кнопок, стульчиков для детского сада или же об уникальном научном оборудовании или многомиллиардных объектах недвижимости — всех заказчиков 94 закон с партийной бескомпромиссностью обязывал проходить через унифицированную процедуру. Некоторые исключения, конечно, были предусмотрены, но в нашем случае это несущественно.

            Суть второго принципиального положения сводилась к принятию так называемой «презумпции недобросовестности» государственного заказчика. С точки зрения законодателя, государственный или муниципальный заказчик ни в коем случае не станет экономить, поскольку априори распоряжается не своими, а так сказать народными деньгами. Более того, заказчик может попытаться извлечь незапланированную прибыль за счет механизма, известного как «откат». При этом этот же самый заказчик ничем не стеснен в своих фантазиях относительно предмета возможных трат, поскольку деньги-то не собственные.

            В-третьих, 94 закон регламентировал исключительно процесс приобретения нужного товара или услуги, оставляя за скобками все прочие части — планирование расходов и оценку их эффективности. Предполагалось, что эти этапы будут прописаны в каких-то иных нормативных документах.

            В результате закон о госзакупках главную ставку сделал на предельно простые, а самое главное — легко проверяемые критерии и механизмы. Так, к участникам торгов предъявлялись минимальные требования, единственным способом определения поставщика стали аукционы (впоследствии электронные), а единственным критерием определения победителя — предложенная цена, очевидно, наименьшая. Кроме того, закон обязал публиковать все объявления о размещении заказов на одном электронном портале, откуда общественность с неизменной радостью узнавала о намерении какой-нибудь районной администрации приобрести золотой унитаз. И последнее в этой связи — закон установил исчерпывающий перечень электронных площадок для проведения торгов.

 

Переход на контрактную службу

            Легко догадаться, что все вышеперечисленное в полной мере касалось и поставок мебели для государственных и муниципальных нужд. И также логично, что изменения в принципах госзакупок должны были коснуться и мебельщиков. Именно по этой причине мы столь подробно остановились на принципиальных положениях ныне не действующего ФЗ № 94, для того, чтобы очертить логику преобразования системы госзакупок в контрактную систему. К сожалению, как отмечает Президент некоммерческого партнерства «Мебельщики Урала» Семен Новомейский, на сегодняшний момент отсутствует статистика по закупкам именно мебели, и поэтому сложно определить ту часть рынка, которую занимает мебель, поставляемая по государственным и муниципальным контрактам. По информации Президента Ассоциации уральских мебельщиков Михаила Плышевского, доля предприятий, входящих в состав Ассоциации и работающих с государственными и муниципальными относительно невелика - не превышает 20 процентов. Однако это вовсе не подразумевает, что эту категорию потребителей не следует принимать в расчет.

            Возможно,  самое принципиальное изменение состоит в том, что новый 44 закон значительно расширил перечень обязанностей заказчиков, тогда как для поставщиков практически ничего изменилось. Так, закон обязал всех государственных и муниципальных заказчиков формировать так называемые планы закупок (планы-графики). Конечно, непосредственно это касается лишь заказчиков, но косвенным образом это новшество полезно и поставщикам. Поскольку информация обо всех планах закупок должна размещаться в единой электронной системе, то поставщики имеют по меньшей мере теоретическую возможность учитывать эти планируемые приобретения в своих бизнес-планах.

            Поскольку обязанности заказчиков значительно расширились, то 44 закон сделал попытку уйти от принципа «наименьшей цены», как единственного критерия определения поставщика. Как уже упоминалось, 94 закон был одержим идеей заставить  госзаказчиков экономить на всем на свете, причем экономию он понимал абсолютно линейно - как приобретение за наименьшую возможную цену. Контрактная система во главу угла (хотя и достаточно декларативно) поставила принцип качества обеспечения государственных и муниципальных нужд, признав тем самым, что иногда за качество нужно платить и что отнюдь не всегда дешевое означает хорошее. Последствия приятия этого принципа оказались неоднозначны.

            Во-первых, в рамках контрактной системы устанавливается целый ряд способов определения начальной цены контракта. Основная идея состоит в том, что цена может быть любой (в пределах разумного) - лишь бы она имела надлежащее обоснование. Приоритетным здесь выступает метод сопоставимых цен, то есть, по существу анализ действующих предложений на рынке.

            Во-вторых, в порядке перечисления, но отнюдь не по значению, контрактная система отказалась от безусловного использования аукционов, где главным и единственным критерием определения победителя являлась все та же предложенная им наименьшая цена контракта. Именно это обстоятельство в свое время служило главным основанием для нападок на систему госзакупок.

            К радости многочисленных отраслевых лоббистов, контрактная система предусматривает множество способов выбора исполнителя по государственному или муниципальному контракту. К этим способам относятся: конкурсы (открытый конкурс, конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс, закрытый конкурс, закрытый конкурс с ограниченным участием, закрытый двухэтапный конкурс), аукционы (аукцион в электронной форме (электронный аукцион), закрытый аукцион), запрос котировок, запрос предложений. При этом закон в общем не ограничивает право заказчика выбирать тот или иной способ определения исполнителя.

            Тем не менее, несмотря на этот законодательный либерализм, на практике поставщики мебели все также выбираются либо по результатам аукциона, либо на основе запроса котировок. Обе эти процедуры, как в и 94 законе, устанавливают принцип наименьшей цены, предложенной участником аукциона или запроса котировок. «Очень часто контракты на поставку мебели имеют относительно невысокую стоимость, и поэтому непонятно, за счет чего должно достигаться снижение цены как необходимое условие аукциона», - констатирует Семен Новомейский. С коллегой согласен и Михаил Плышевский: «по той информации, которой мы владеем, за счет снижения цены выигрывают участники, предлагающие далеко не лучшую продукцию».

            Справедливости ради стоит отметить, что  закон о контрактной системе наконец-то ввел в оборот понятие антидемпинговых мер, которые, как предполагается,  должны поставить решительный заслон всем «проходимцам-экономщикам» (ст. 37). Главная антидемпинговая мера – это предоставление обеспечения исполнения контракта.

            Насколько это возможно, в рамках контрактной системы сделана попытка задействовать и репутационные механизмы при оценке заявок (пункт 4, части 1 статьи 32), правда, с той лишь оговоркой, что применяются эти критерии только при проведении конкурсов.

            Есть, правда, одна маленькая деталь, которая способна существенно повлиять на функционирование контрактной системы, а именно непобедимая российская коррупция. Как с этим злом будет бороться контрактная система - только ей одной пока и ведомо.


«Уральский мебельщик» № 11 (ноябрь) 2014

Оставить комментарий

Комментарии: 0